Global site tag (gtag.js) - Google Analytics
Портал «Расстановщик»
Для города:
Выберите город

Современные тенденции в работе с Полем

С директором Международного Института системной психологии Оксаной Бородянской беседует редактор портала "Расстановщик" Любовь Колчанова.

Л.К.: Недавно закончилась очередная программа обучения и прошла супервизия для расстановщиков. Какие у тебя впечатления о работе коллег? Что нового в Поле, чем отличается работа нового поколения расстановщиков, которые учились у учеников Берта Хеллингера?


О.Б.: Во-первых, эта супервизия была безоценочная. Не было атмосферы экзамена, поэтому была особая дружеская атмосфера доверия и поддержки.


Во-вторых, все те, кто участвовали - это взрослые люди, от 35 до 60 лет, с большим профессиональным опытом - психологи, психотерапевты, врачи. Участники могли использовать другие методы психотерапии, интегрируя их в расстановочный процесс. Поэтому то, что происходило - было неожиданно и глубоко. Мы с Кристиной Эссен-Блюменштайн (расстановщик из Австрии, сооснователь APSYS - Института системной практики, расстановки и реконструкции, супервизор - прим. ред.) с большим интересом смотрели, как развернется расстановка и какие пласты вскроются. Не было шаблонных стандартных работ. Расстановки были глубинные, трехуровневые и даже четырехуровневые, и это было интересно.

Наши выпускники умеют работать внутри и за пределами семейного контекста. Благодаря навыкам, полученным на модулях по структурной и индивидуальной работе, глубокий терапевтический процесс начинался уже при взятии запроса, важные осознания приходили еще до начала расстановки с заместителями (например, часть работы происходила в процессе расстановки в воображении). Грамотное использование больших фигур делало работу более целостной. Меня очень порадовало, что наши выпускники действительно умеют брать запрос. В результате, все клиенты очень хорошо были сфокусированы в своем запросе. Это сильное место. До этого я часто видела, что расстановщик хватается за первые слова клиента и не идет вглубь, не смотрит, в чем на самом деле тема клиента.

Еще интересным было то, что у нас была трехязыковая супервизия - переводили на три языка: русский, немецкий и эстонский. Благодаря тому, что в одном пространстве соединилось несколько ментальностей и тому, что иногда в расстановку вносили вклад сразу три расстановщика (супервизируемый, Кристина и я) - вместе это получалось что-то неожиданное, глубокое, объемное.
Так что супервизия оказалась очень интересной.


Л.К.: Ты довольно давно работаешь в методе расстановок с темой предыдущих воплощений. В чем суть этой работы? Как она проводится?


О.Б.: Я считаю, что по большому счету неважно, на каком уровне мы меняем ситуацию. Мы можем менять ее здесь и сейчас, на поведенческом уровне, и какие-то энергии, связанные с прошлым воплощением, будут меняться. Мы здесь меняемся, меняется наша энергетическая структура, мы посылаем другой импульс в родовой канал, и там тоже что-то меняется. Но иногда либо лояльность, либо травма так велики, что изменения здесь, в этом пространстве сделать практически невозможно, это значит сломать себя. И в этих случаях мне кажется целесообразным заходить издалека.

Для меня картинка такова: на ту личность, которая живет сейчас, существует три базовых влияния. Первое - история этой жизни, второе - история рода, к которому принадлежит эта личность, и третье - прошлые воплощения, опыт которых должен быть интегрирован в эту личность. Я считаю, что всё можно рассматривать с позиции травмы. Есть травмы, которая произошли в этой жизни - в раннем детстве (эти травмы мы, возможно, не помним), в более сознательном возрасте или позавчера. Это один слой травмы. Он часто подкрепляется травмой из родового слоя – второй слой. То есть в роду были какие-то похожие события, поэтому нам тяжело здесь и сейчас прожить травму, мы как будто заодно проживаем травму наших предков. Третий уровень травмы - это травма на уровне прошлых воплощений. Личный и родовой контекст, в моем представлении, подбирается под задачи, которые были в свое время не решены, под те травмы и заблокированные энергии, которые были в прошлых воплощениях. Если человек умирает с неким сгустком неразрешенной, невыраженной энергии, то, несмотря на то, что тело умирает и становится тленом, информационная структура души сохраняет эту энергию. Человек воплощается в новом времени, в новом теле, у других родителей, перед ним стоят совершенно другие задачи, но та предыдущая (или пред-предыдущая) личность может "вылезать" вперед для того чтобы эту энергию реализовать. И тогда человек, который родился здесь и сейчас, смотрит на мир через призму того воплощения. Например (сейчас мы очень примитивно говорим), с предыдущей личностью обошлись несправедливо, обвинили ее, убили или казнили. Этот человек погиб с огромной энергией протеста и чувством несправедливости. Здесь человек родился, никто его не притесняет, с ним не борется, не обращается несправедливо, но он на любую мелочь реагирует из той информационной структуры. Даже в его жизни нет несправедливых моментов, он их находит и, к примеру, начинает бороться за права других людей. Для него жизнь выглядит несправедливо, и он тогда не решает собственные задачи, не живет свою жизнь, а пытается ту энергию реализовать. К сожалению, изменить ту несправедливость в прошлом невозможно. Поэтому важно с той энергией обойтись определенным образом. Она должна быть как-то переработана и интегрирована. Расстановки - это вариант переработки. И тогда опыт той личности будет встроен в информационную структуру новой личности, а энергию можно использовать в чистом виде для реализации ныне живущей личности, которая наконец сможет выйти на поверхность и решать свои задачи.

Л.К.: Как можно на практике разделить эти слои травмы, как понять, откуда эти чувства, переживания, убеждения, неадекватные стратегии выживания?

О.Б.: Это можно сделать при помощи диагностической расстановки, где при помощи заместителей мы можем увидеть, с каким пространством связаны те или иные симптомы и состояния.
Мне сейчас нравится в работать сразу в трех пространствах: пространство этой жизни, пространство родовых событий, пространство прошлых воплощений. Для такой работы, конечно, нужен определенный опыт. И тогда ситуация может урегулироваться одновременно на трех уровнях: реальная жизнь, история рода (если есть резонанс в этой теме), прошлые воплощения.


Л.К.: То есть в одной расстановке можно одновременно поставить три уровня?

О.Б.: Да. И тут, как говорит Ян Якоб (Стамм - прим.ред.), нам не очень важна точность, нам важна ясность. То есть не так важны детали. Например: Клиент, отец 18-летнего сына, говорил, что его сын рядом с ним находится в напряжении и у них не получается нормального контакта, как будто все чувства сына заморожены, явного повода для такого напряжения в отношениях отец найти не мог. Когда поставили их заместителей в расстановку, было видно, что заместитель сына стоял как будто он держит оружие в руках (возможно на посту). Я разделила контексты, вынув из заместителей фигуры, которые стали замещать личности прошлых воплощений отца и сына. Стало более ясно, что заместитель прошлого воплощения сына стоит на посту, замерз, не может пошевелиться и с ожиданием смотрит на заместителя прошлого воплощения отца, который его не замечает. Он стоял по стойке смирно, держал оружие, и когда заместитель прошлого воплощения отца (возможно в том слое – командир) посмотрел на своего подчиненного и одна фраза "Вольно", сказанная «командиром», разрешила всю ситуацию. Следующим шагом стал процесс интеграции опыта прошлых воплощений. Такая интеграция возможна, если мы воспринимаем все прошлые события просто как опыт, без оценивания, положительный он или отрицательный. По результатам этой расстановки (прошло около полугода) произошли глобальные изменения в жизни сына, он наконец-то понял, чего он хочет, куда ему поступать учиться и как двигаться в жизни дальше. Отношения между отцом и сыном стали более живые и искренние. В этой работе не важны подробности - почему его тогда забыли на посту, и какая это была война, и была ли это война - неважно. Важна та энергия, которая получила разрешение, когда было сказано "Вольно". И принятие любого опыта как ценного.


При работе с прошлыми воплощениями нужна интеграция прошлой личности, её опыта и энергии в реальную личность, которая живет сейчас. Когда мы работаем с какими-то событиями в роду, мы часто разделяем: например, отдаем что-то тяжелое, или возвращаем перенятые чувства: "Бабушка, это твои чувства, а не мои, я не могу их прожить". Это нужно, чтобы перестать жить бабушкину жизнь и начать жить свою, чтобы перестать воспринимать мир через бабушку, и в случае такого разделения бабушке возвращается её сила. А в процессах, связанных с предыдущими воплощениями, всегда важна интеграция, то есть важно сказать этому опыту "Да", при том, что невозможно его изменить. С этим опытом нужно согласиться, и каким-то образом переработать оставшуюся энергию. Переработать ее можно по-разному. На последней супервизии была работа, связанная с прошлым воплощением, там речь шла о разделенных влюбленных. Между ними была стена. Мы не знаем, что это была за стена, почему они не могли быть вместе, но они стояли, тянули руки друг к другу и говорили - "Мы не можем соединиться". Те же самые процессы происходили у мужчины и женщины здесь и сейчас, в этой жизни, хотя по факту никакой стены не было. Сначала было важно осознание, что изменить это в той жизни невозможно, и согласиться с этим опытом: они умерли так и не встретившись. А потом начала работать фраза, которую клиентка проговорила заместителям из прошлого воплощения: "Теперь вы умерли, вы оба в земле, и там вы вместе". После этой фразы они легли и обнялись. И энергия стремления друг к другу потекла через какую-то стену, преграду. Ощущение невозможности любить, тоска друг по другу, стали интегрироваться. Эта фраза завершила ситуацию, все другие варианты не работали.


Л.К.: В феврале стартует новая программа подготовки расстановщиков, будут ли там представлены блоки работы с предыдущими воплощениями?

О.Б.: Да.

Л.К.: Что еще нового в этой программе?

О.Б.: Во-первых, из названия программы ушло имя Берта Хеллингера. Я сделала расстановку на эту тему и увидела, что для развивающейся программы это лучше, она становится более живой. Имя Берта Хеллингера осталось только в названии первого модуля («Основы системно-феноменологического подхода Берта Хеллингера и метода семейных расстановок» - прим.ред.) - он про то что было сделано Хеллингером, про его взгляды, его позиции, про то как всё начиналось.


Во-вторых: эта программа в большей степени соответствует мне и той широте восприятия мира, которой мне всегда хотелось поделиться.


Для меня важны три этапа в работе - это было важно всегда, но сейчас я особо на этом акцентирую внимание - увидеть, согласиться, сделать шаг. То, что я часто вижу в работах психотерапевтов, не только расстановщиков - это стремление найти решение, облегчить страдание, создав новую иллюзию. Самое главное - что-нибудь быстренько разрешить! Для меня 90 % работы - чтобы клиент увидел ситуацию как она есть. Сначала просто увидел - вот это есть так. Да, мама тебя не любила, хотя она заботилась, делала для тебя всякие вещи, но не любила. И здесь не стоит вопрос хорошая она или плохая, и не важно почему она себя так вела (была травмирована, была во что-то другое включена, была не готова к рождению ребенка и так далее) - неважно почему, но мама была не готова открыть свое сердце ребенку. Это ни плохо, и ни хорошо - это правда. Принятие и осознание этого факта коренным образом изменяет отношения с мамой. Не ухудшает, как ни странно, а наоборот улучшает. И 5 процентов - это глубинное согласие с правдой, когда человек принимает ее и перерабатывает (на это может потребоваться много времени), и еще 5% - это возможное движение, шаг к решению. Любую расстановку можно разбить на три этапа, делать ее в три захода, и первый шаг самый главный - просто увидеть. Очень часто нужно только это. Дальше, через какое-то время, запускается следующий процесс - согласие. В любом случае, если человек увидел что-то, как оно есть - значит, процесс уже запущен, даже если человек с этим не соглашается, спорит. Это принципиально меняет всё. Для меня это самое главное.

В программе был модуль, который посвящен порядкам помощи и индивидуальному стилю расстановщика. Теперь этот модуль видоизменен, там будет проведена работа, связанная с пониманием, чем же мы все-таки занимаемся в расстановках на энергетическом уровне. Что происходит? Почему это так работает? Почему это действует? Но не с точки зрения классической науки, нейронных процессов в головном мозге и так далее, а с точки зрения энергетики. Мы можем чувствовать это, можем не чувствовать, но это та вещь, которая все равно существует и работает. Умение хотя бы на 5 процентов это ощущать и понимание, что происходит на тонком плане, мне кажется очень важным. Этот модуль мы будем вести вместе с Андреем Промысловым. Целый модуль посвящен осознанию, пониманию, чувствованию тех энергий и процессов, которые происходят в психотерапии вообще и в расстановочном процессе в частности. Это практический модуль, так как мы будем работать с ощущением этих энергий и с точки зрения того, как их применять в расстановках. Мне хочется, чтобы команда наших уникальных преподавателей расширила восприятие реальности и рамки психотерапии для участников обучения. Что дальше с этим они будут делать, как это применять - уже зависит от них.


Л.К.: После этого курса будет такая же безоценочная супервизия?


О.Б.:
Конечно. Супервизию будет вести Роланд Шиллинг (расстановщик и супервизор из Германии, специализируется в том числе в работе с зависимостями - прим.ред.), человек, который в принципе ничего не оценивает (смеется), он очень безоценочный человек, который на любую вещь будет говорить "Я согласен", и только потом добавит что-то еще!


Л.К.: У тебя большая практика, много клиентов. С какими запросами и темами сейчас приходят люди к тебе именно как к расстановщику, чего ждут от этого вида помогающей практики? Можно ли выделить какие-то общие тенденции?


О.Б.: Я могу говорить только о тех людях, кто приходит ко мне. Для меня, самый ценный комплимент в жизни был от моего старшего сына, он мне сказал, что главное, что его во мне восхищает и за что он очень благодарен - это широта взглядов. Возможно, я действительно готова расширять границы восприятия мира вместе со своими клиентами, иногда сама удивляюсь, насколько широко я могу его видеть сейчас, ведь еще несколько лет назад эта картина мира мне была недоступна. Мне кажется, что многие люди сейчас нуждаются в расширении осознания реальности. Если говорить о тенденциях, то и в расстановках и в других видах помощи люди ищут понимания смыслов, другого взгляда, умения смотреть на ситуацию с метапозиции, хотя конечно они не говорят это такими словами. Душа хочет ясности, осмысленности. Вторая вещь - я искренне верю, что все ресурсы есть в человеке, и нужно только создать условия, чтобы они могли проявляться. Я поэтому не люблю долгих работ в кабинете, я считаю, что всё происходит в реальной жизни, с реальными людьми. Люди приходят, чтобы они могли в реальной жизни сделать какие-то другие шаги, увидеть всё как-то по другому. И, возможно, приходят за верой в себя.


Л.К.: Как один из проводников метода расстановок у нас в России, как человек, который занимается организацией обучения и много практикует - что бы ты могла пожелать методу в его развитии?


О.Б.: Наверно, расширения во всех смыслах, чтобы не было установок "только так, и никак иначе". Мне хочется, чтобы у всех людей, которые работают в этом методе, была готовность сказать: "вчера это было так, а как это сегодня - мы посмотрим!". Например, Берт Хеллингер говорил что-то, и для него это было так, и это была абсолютная правда на тот момент. Но сейчас это может быть совершенно иначе. Или остаться верным для одного и стать как-то иначе для другого.

Л.К.: Может быть какое-то послание людям, которые являются нашими клиентами или задумываются о том, чтобы стать клиентами? Сейчас есть неоднозначное восприятие метода, в этой ситуации что тебе хотелось бы сказать из профессиональной и из человеческой позиции?


О.Б.:
Во-первых, не надо думать, что это панацея. Важно, чтобы люди понимали, что чудо возможно, но не обязательно. И не обязательно, что если помогло их лучшему другу, значит, поможет и им. Обратное также верно - если вам специалист не помог, это не значит, что он никому помочь не может. И еще очень важно - выбирать помощника сердцем. Иногда важен не профессиональный опыт, стаж работы, репутация и звания специалиста, а то, что вы энергетически совпали, и этот человек является для вас проводником на этот час, через него идет то, что вам нужно сейчас услышать. И конечно, все психологи и врачи любых методов не боги, они просто люди, они не могут разрешить ваши проблемы, так как это ваш процесс, они могут только создать пространство для этих изменений.


Человек - это вечный ученик. И нет конечного момента - вот я схожу пять раз к психологу, и всё наконец решится. Вся жизнь - это процесс обучения, мы все набираемся определенного опыта, решаем свои задачи. Обучение можно сделать радостным, а можно страдальческим. В общем, за радостное получение опыта!
 



Вам понравилась статья? Подпишитесь на рассылку новостей Портала «Расстановщик» и получайте раз в месяц анонсы всех новых материалов на свой e-mail.

Нравится
Каталог расстановщиков Выберите город
Сейчас в каталоге: 787 расстановщиков, предлагающие 4105 тренингов и семинаров
Подписка на новости и статьи
Товар недели
Марианна Франке-ГрикшТы с нами! 450

Сбор новостей

RSS-материал
Выберите страну и город:
 Подождите...
Страна:
Регион:
Город:
Ваш город (), верно?
Да, верно Нет, выбрать город Без выбора города